Новости

Депутат Заксобрания Петербурга: хочу, чтобы Россия стала частью Европы, как страны Прибалтики

Июн 2, 2017 — Автор Narvacity0

main

Новости

Депутат Заксобрания Петербурга: хочу, чтобы Россия стала частью Европы, как страны Прибалтики

Июн 2, 2017 — Автор Narvacity0

Boriss Višnevski

Boriss VišnevskiFoto: Roman Starapopov/kaader videost

В преддверии 9 мая депутата Законодательного собрания Петербурга Бориса Вишневского (партия ”Яблоко”) отчитали за отсутствие георгиевской ленточки. В интервью Delfi Вишневский рассказал, что оранжево-черную ленту считает символом российской агрессии во внешней политике. Депутат также говорит, что Крым был аннексирован незаконно и эту проблему надо решать.

Накануне 9 мая глава Законодательного собрания Петербурга Вячеслав Макаров устыдил Бориса Вишневского за отсутствие георгиевской ленточки. ”Георгиевская лента — символ победы над ”коричневой чумой” — фашизмом. Это наша память. Вот как вы к ней относитесь! Это официальное замечание, Борис Лазаревич”, — заявил тогда Макаров.

Почему последовала такая реакция на то, что вы не надели георгиевскую ленточку?

На мой взгляд, это было некое недоразумение. Депутаты Законодательного собрания сами решают, с какой символикой им ходить. Я вырос в семье, которая пережила блокаду Ленинграда. Партия ”Яблоко”, которой я принадлежу и в руководство которой вхожу, уже несколько лет ходит на памятные мероприятия, связанные с войной и блокадой, со светло-зелеными ленточками — в цветах ”За оборону Ленинграда”, которыми награждены мои родители и мой дед. И мы считаем это своим ленинградским символом памяти о войне и блокаде.

Я пришел, как и мой коллега по фракции Михаил Амосов, — с этой ленточкой. Наш председатель Законодательного собрания перед этим просил всех, чтобы пришли с георгиевскими ленточками. Он выразил некое неудовольствие. Я ему прямо с трибуны ответил, что никакие замечания на этот счет я не принимаю. Для меня это (светло-зеленая лента — прим. ред.) символ памяти о войне. И вообще я сам решаю, что прикреплять к своей одежде. Никакого продолжения этот инцидент не имел, кроме того, что весь день мне звонили журналисты и спрашивали, что я про это думаю.

Но на самом деле есть еще одно обстоятельство. К сожалению. Когда-то это было интересное и важное изобретение. По-моему, оно появилось в России в 2005 году. Многие люди носили эту ленточку как такой личный символ сопричастности к войне, памяти о ней. А потом постепенно она стала бюрократизироваться, превратилась в символ государственного патриотизма. К сожалению, особенно в последние годы, эта ленточка стала во многом символом той политики, которую Россия ведет во внешнем мире. Того, что происходит с Украиной, того, что происходит в Прибалтике.

Эту ленточку надевают на себя те, кто поддерживает этот агрессивный курс. На мой взгляд, совершенно несоответствующий предназначению нашей страны. Я хочу, чтобы моя страна жила в мире со всеми, кто нас окружает. Чтобы вокруг нас были друзья, а не враги. А мы живем в режиме осажденной крепости, когда нам все время внушают, что снаружи — враги, а внутри — предатели и пятая колонна. Что надо отгородиться ото всех железной стеной. И за одно всем угрожать, что мы, якобы, при необходимости можем повторить это. Глупость величайшая! Повторить Великую отечественную войну еще одну? Со всеми ее страшными трагедиями и десятками миллионов жертв? Поэтому я георгиевскую ленточку к своей одежде не прикрепляю. Я с уважением отношусь к тем, кто считает возможным ее носить. Но пусть они так же уважают мое право носить то, что я хочу.

Раз вы коснулись внешней политики России, то как по вашему мнению можно наладить отношения России с другими странами?

В первую очередь, для этого нужно взять курс на признание европейских ценностей, на европейскую интеграцию. Я бы хотел, чтобы Россия в перспективе стала такой же частью объединенной Европы, как сегодня страны Прибалтики, как многие наши бывшие соседи по социалистическому лагерю. И чтобы мы жили в мирной и процветающей Европе, где нет никаких границ, где никто ни на кого не хочет нападать, никто ни у кого не хочет отнять территорию, никто не претендует на чужое, а каждый мирно развивается, торгует с соседями, учится у соседей, учит их тому, чему может, где люди могут свободно учиться и работать в любой из этих стран. ”Яблоко” выступает за такой европейский выбор России. Это официальная позиция партии.

Как вы считаете, Крым надо возвращать?

Крайне сложная проблема. Я как человек считаю, что ворованное необходимо возвращать. Я понимаю, что сегодня ситуация такова, что сделать это крайне непросто. Есть официальная позиция ”Яблока”, что была аннексия Крыма, что это незаконно. Аннексию необходимо отменить. Другое дело, я пока не могу сказать точно, как это следовало бы сделать. Я понимаю, что одномоментный возврат сегодня казался бы крайне сложным. Но нужно обсуждать, что делать с этим. Поэтому ”Яблоко”, когда еще начинались эти события, выдвинуло идею о проведение международной конференции, которая нарисовала бы дорожную карту — как решать крымскую проблему.

Я лично считаю, что аннексия была незаконной, что юридически она не имеет никакого значения, что Крым по праву принадлежит Украине, а его присоединение к России — это нарушение международного права. Но я боюсь, что этот вопрос будет обсуждаться только при смене власти в России. Сейчас сказать, что мы решим эту проблему просто и быстро, уже не получится. Иногда бывают ситуации, что исправить незаконные действия на два порядка сложнее, чем сами эти действия. Существуют идея — ”Яблоко” ее выдвигало — проведение еще одного референдума, с которым бы согласилась и Украина. Но насколько я понимаю, тогда референдум должен быть проведен в масштабах всей Украины. Потому что по украинскому законодательству и конституции изменить территорию Украины можно только на общеукраинском референдуме. Невозможно сделать референдум в рамках одного только Крыма. Тут целый комплекс проблем.

Начать надо с того, чтобы признать существование проблемы. Сегодня российская власть отказывается признать существование этой проблемы: мол, тут нечего обсуждать, это все навсегда и мы (нынешняя российская власть — прим. ред.) не собираемся об этом говорить. Позиция совершенно неверная, на мой взгляд. Говорить об этом придется. Я хочу, чтобы моя страна жила с международно-признанными границами.

Через год в России — выборы президента. Насколько вероятно, что власть сменится?

Мне бы хотелось, чтобы на выборах власть в России сменилась. Мне бы хотелось, чтобы в России был другой президент и другой курс.

Кого вы хотите видеть президентом?

Я бы хотел видеть президентом Григория Явлинского. Человек подготовленный к роли президента, способный выполнять эту работу. Дважды он баллотировался на выборах. К сожалению, не прошел. Если бы это произошло в 1996 или 2000 году, то у нас была бы другая страна. И давно Россия была бы если не частью объединенной Европы, то очень близкой к ней. Сегодня нас лишают возможности европейской интеграции. Я не вижу в Европе врагов для России, в отличие от наших властей, которые врагов видят везде. И в основном в Европе и Америке. Они не умеют жить без врагов. Для них это такой способ внутренней мобилизации.

Может это некое противостояние? Когда кто-то пытается что-то навязать, то русская душа это отталкивает. И здесь дело принципа.

Они ничего не навязывают. В начале девяностых годов мне, как и многим показалось, что взят реальный курс на европейскую интеграцию. Когда, в отличие от советских времен, резко улучшились отношения со странами Запада. Но потом, при приходе к власти Владимира Путина, маятник начал качаться в сторону международной изоляции. В сторону неблагожелательности, направленной вокруг страны, а в сторону агрессии и крайней недоброжелательности, подозрительности. Это мне не нравится, я надеюсь, что этот курс будет изменен. Но для этого надо, чтобы в России сменилась власть.

Граждане России есть и в Эстонии. Выборы в России будут меньше, чем через год. Пользуясь случаем, чтобы вы им сказали в преддверии выборов?

Я желаю им жить в процветающей, благополучной, успешной стране, которой является Эстония. Я им желаю, чтобы было как меньше внутренних конфликтов. Чтобы у них было как можно меньше проблем. Чтобы они могли спокойно растить детей, учить их. Заботиться о стариках. Чтобы у них была работа и нормальная человеческая жизнь. Вот этого я желаю российским гражданам, живущим в Эстонии. Я надеюсь, что у них все будет хорошо.

Отойдем от политики. Когда вы в последний раз были в Эстонии и что вы помните об Эстонии с советских времен?

В первый раз я туда попал в 1970 году, когда учился в школе. Мы поехали на экскурсию на два дня. Это было принято: эстонский класс приезжал к нам и ночевал в спортивном зале нашей школы, а мы приезжали к ним и ночевали в спортивном зале таллиннской школы. Два дня мы ходили по Таллинну. Были совершенно оглушительные впечатления. Мы впервые увидели Старый город, такие магазины. Впервые попробовали взбитые сливки, которых у нас никогда не было. Это было чудом. Привезли домой по несколько тюбиков пыльтсамааского мармелада. Очень вкусный. Жутко его экономили, но в конце концов, он все-таки кончился.

Потом мне приходилось бывать в Таллинне уже когда я закончил институт, работал. С друзьями ездили, с девушкой как-то ездил. Это было доступное развлечение, потому что можно было сесть на ночной поезд и через шесть часов оказаться утром в Таллинне. День погулять по городу, побыть в такой «внутренней Европе». А вечером сесть на поезд и уехать обратно в Ленинград.

У меня там несколько любимых мест. Насколько я знаю, ресторан ”Старый Тоомас” сохранился. Когда ходишь по улочкам Старого города, то воспоминания те же, что 40 лет назад. Ты понимаешь, что перед тобой настоящий средневековый город.

В последний раз я был в Таллинне три года назад с делегацией законодательного собрания. Мы приезжали на День Таллинна, это было в середине мая. Нас принимало Таллиннское городское собрание. Сейчас это более европейский город, чем в советские времена. Но все очарование осталось. Пожалуй, меньше стало людей, которые понимали русский язык. Хотя, в Старом городе практически везде тебя поймут по-русски.

Мне чуть легче, потому что я могу по-эстонски поздороваться. В 1976 году я в Таллинне провел почти два месяца. Я попал в автомобильную катастрофу и меня отвезли в Таллиннскую республиканскую больницу. У меня был сложный перелом плеча. Пока я там лежал, немного выучил эстонский язык. Первое время после этого я мог объяснятся в любом магазине или кафе в Таллинне. Потому что когда ты начинал что-то говорить по-эстонски, то к тебе сразу иначе относились. Первые десять цифр счета я помню до сих пор. Юкс, какс, кольм, нели, виис, куус, сейтсе, кахекса, юхекса, кюмме.

Источник