Новости

Безработица в Нарве: нужно быть «универсальным» солдатом

Сен 11, 2017 — Автор Narvacity0

main

Новости

Безработица в Нарве: нужно быть «универсальным» солдатом

Сен 11, 2017 — Автор Narvacity0

Кого потеря работы ведет в тупик, а кто находит в себе силы не сдаваться? И есть ли в нынешней системе поддержки безработных такие изъяны, которые нивелируют самое горячее желание человека найти применение своим силам в новых обстоятельствах? Мы постарались получить ответы на эти вопросы, пообщавшись с клиентами Кассы по безработице, пишет «Виру Проспект».


Несмотря на все прилагаемые усилия Кассой по безработице найти работу удается не всем ее клиентам. Фото:

Изучаем эстонский язык

Люди, потерявшие работу, переживают проблему своего нового состояния по-разному. Сначала он или она идут в Кассу по безработице и встают там на учёт. Первый приём, предъявление соответствующих документов и направление к своему консультанту проходят, как правило, без проблем. На этом этапе безработный может столкнуться с необходимостью донести какие-то документы или у него могут оказаться неправильно оформленными бумаги. Если человек работал и имеет все необходимые подтверждения этого, то он встаёт на учёт и начинает получать пособие по безработице. На этом этапе безработный чувствует себя вполне защищённым, и Касса по безработице становится для него важным учреждением, куда он приходит в назначенное время отмечаться у своего консультанта.

Бывшая недавно безработной нарвитянка Вера, попав на биржу по сокращению, решила для себя, что использует это время с пользой. Она твёрдо определилась в том, что новый период её жизни будет периодом саморазвития. Женщина сразу же попросила своего консультанта записать ее на нужный курс — ей, как она давно уже заключила, для конкурентоспособности не хватало знания государственного языка. И, как только обучение стало возможным, занималась по четыре-пять часов на курсах, не пропуская ни одного занятия, а потом до вечера и дома. Вера отмечает, что интенсивность обучения была слишком высокой, но усилия оправдались, когда она сдала экзамен на языковую категорию. Вера говорит, что втянулась в занятия и с удовольствием учила бы язык и дальше, готовясь к экзамену на уровень В2, но ее пригласили на работу. 

Эта история вполне позитивная, но возможно и другое развитие событий.

Чем не угодили 40-летние?

Регистрация в качестве безработного даёт следующие возможности: первое время начисляется пособие по безработице, можно получать консультации по поиску работы, пользоваться электронной средой кассы, получить направление на курсы, ходатайствовать об учебном пособии и обучении. Также от безработного требуют самостоятельного поиска работы и отчёта об этом поиске.

А что, если безработный отчаялся найти эту самую работу? Наша следующая собеседница — Надежда. Она прямо говорит о своих трудностях: когда работодатели узнают, что возраст претендента подходит к 40 годам, они не хотят брать его на работу. Дискриминация по возрасту? Да. А если это женщина? Тогда и по полу. Хотя такая избирательность кажется странной: ведь у женщины до сорока тоже свои проблемы — несовершеннолетние дети, которые часто требуют маминой заботы. Получается, более надежный и опытный работник тот, кому за 40? Но у работодателей, выходит, на это свой взгляд. А пока в Эстонии только увеличивается пенсионный возраст, но работы для человека уже после 40, получается, нет. Вот поэтому Надежда нашла решение своих проблем не в Эстонии, а за рубежом: работает по уходу за пожилыми людьми в Германии, а в Нарву приезжает периодически, поскольку в ее заботе нуждаются близкие люди.

Не потерять себя

Ситуации людей, столкнувшихся с новой реальностью — отсутствием работы, весьма отличаются. Встаёт вопрос о том, как прожить, когда нет дохода… Беспокоит будущее… А каково молодым начинать свою жизнь с вынужденного ничегонеделания? Ведь проблема безработицы касается и их. Олег, которому нет ещё и 30, безработный. Он идёт на собеседование, чтобы получить работу в магазине. Работа предлагается за кассой и в зале. Хотя этот молодой человек имеет высшее образование и языковую категорию С1. Ему горько сознавать, что его диплом и знания по специальности оказались невостребованными. Его сверстник Дмитрий когда-то выучился на сварщика и подрабатывает без оформления трудового договора. «В Нарве мне всё равно нечего делать», — говорит он и весело сообщает, что собирается на заработки в Таллинн.

Хорошо тем, кто не унывает. Но, к сожалению, высокий уровень безработицы в Эстонии имеет затяжной характер, что на человеческом уровне чревато депрессиями. Безработица порождает в людях неуверенность, дает начало развитию комплексов, в том числе комплекса невостребованности, потери себя, тормозит, а порой и вовсе ставит крест на личностном и профессиональном росте. Как оказывается, потерять работу могут даже те, кто полон сил, имеет специальность и знает языки.

Сергей, много лет работавший в Таллинне охранником, неожиданно для себя стал безработным. Конфликт на работе, проблемы в личной жизни и со здоровьем — вот что к этому времени оказалось на его жизненном «счете»… Помочь человеку в трудной ситуации оказалось некому. 

Теперь Сергей винит государство: «Какой смысл платить мне пособия, я мог бы зарабатывать и сам, но, кажется, государство в этом не заинтересовано». Таких людей как Сергей, похоже, вообще никто не хочет замечать, а на нашем нарвском рынке труда, как показывает опыт многих прошедших через биржу людей, почти отсутствует возможность найти хотя бы временную работу — чтобы просто не сидеть без дела. Ведь чтобы все-таки найти приемлемый вариант, нужно быть «универсальным солдатом», знать и уметь всё, знать языки, работать за троих и просто понравиться работодателю. Работодатели, в свою очередь, проявляют редкую солидарность: по их мнению, если претендент, слишком долго «стоял на бирже», то он потерял навыки работы. Значит, такой человек им не нужен.

Выпал на годы — считай потерялся

А ведь некоторые клиенты Кассы по безработице стоят на учёте годами. Из каких-то не очень ясных соображений таких безработных несколько лет назад начали называть «ищущими работу». Они также отмечаются у своего консультанта, но отношение именно со стороны кассы к ним медленно меняется. Такие люди оказываются в незавидном положении. Консультант требует от них трудоустройства, а жизнь без работы и денег деморализует сама по себе. Получается замкнутый круг. Проблема, кажется, не имеет решения. После реформы с пересмотром трудоспособности инвалидов стало ясно, что работы нет не только для людей с недостатками здоровья, но и для людей, не имеющих подтвержденной инвалидности, хотя последнее было ясно и раньше.

Для длительно безработных (из терминологии Кассы по безработице) существуют так называемые «рабочие упражнения», двух-трёхмесячные курсы, где проходит трудовая реабилитация людей. Они занимаются эстонским языком, слушают лекции, учатся работать с компьютером, делают что-то своими руками. Сама идея хороша, но рынок труда не ждёт этих людей, которые, по замыслу, после «рабочих упражнений» должны на этот рынок вернуться. Вернуться куда? Где этот самый рынок труда?

Наш последний собеседник, Николай, относится к «рабочим упражнениям» с полным пониманием — надо, значит надо. Он был участником и «рабочего клуба», и двухнедельного адаптационного проекта. А где же работа, настоящая работа? Этого он совсем не ожидает, поскольку уже привык к тому, что работы в городе нет. К тому же Николай понимает, что часть вины за то положение, в котором он оказался, лежит и на нем самом: мужчина имеет так называемые «вредные привычки». За помощью он регулярно обращается в христианскую миссию, где берёт хлеб и одежду. И таких людей, как он, много, просто горожане, занятые своей работой, об этом мало задумываются, плохо представляют себе, как живут люди, которые долго не работают.

От такой напасти, как потеря работы, не застрахован никто. К сожалению, среди нас остается немало людей, для которых все меры, которые предпринимает Касса по безработице во имя возвращения человека на рынок труда, оказываются, мягко говоря, декоративными. И все-таки, как бы мы ни апеллировали к государству и его структурам, главным залогом успешности поиска работы есть и будут желание, а также действия самого ее «искателя».

Сергей Башилов, «Виру Проспект»

Источник