Новости Эстонии
Ратас: Таллинн никогда не бросит Ида-Вирумаа на произвол судьбы

​Премьер-министр Юри Ратас дал большое интервью "Радио 4", в котором немало внимание было уделено Ида-Вирускому уезду.

25 December 2020, 17:26

Ратас: Таллинн никогда не бросит Ида-Вирумаа на произвол судьбы

17:26
80
Ратас: Таллинн никогда не бросит Ида-Вирумаа на произвол судьбы

Премьер-министр Юри Ратас дал большое интервью "Радио 4", в котором немало внимание было уделено Ида-Вирускому уезду.


- За год по разным причинам сменилось четыре министра, всего за время работы нынешнего правительства — семь. Не слишком ли много для полутора лет? Не говорит ли это о некоей политической нестабильности?

- Я думаю, смена любого министра – это сложно. Сложно в том плане, что приходит новый министр начинает учиться своим должностным обязанностям. Это занимает время. Министры меняются, так было и в моем прошлом правительстве, кто ушел потому, что врач сказал ему, что для него это слишком напряженная и полная стресса работа, надо найти что-нибудь более спокойное и тихое, кто – из-за различных скандалов. Были и те, кто взял на себя политическую ответственность. Но все новые министры, которые пришли, - возьмем, например, Яака Ааба, которые тоже новичок, потому что раньше он был министром государственного управления, теперь он министр образования, возьмем Алара Ланемана, который стал министром внутренних дел, или Аннели Отт, ставшая министром государственного управления – они все адаптировались к своей должности и работают с большой самоотдачей, делая все для того, чтобы жизнь в Эстонии развивалась.

- Прошло четыре года с того момента, как вы стали премьер-министром. В каком правительстве вам легче работалось: сегодня с национал-консерваторами и Isamaa, или в первом правительстве с Isamaa и социал-демократами?

- Благодарю за вопрос. Да, правительства были разными. Как вы правильно отметили, коалиционные партнеры были разными. Для меня правительство социал-демократов, IRL, нынешней Isamaa, и Центристской партии, созданное 23 ноября 2016 года, было новой задачей, новой категорией ответственности. Я ранее не работал в правительстве. Но я с первой секунды 23 ноября 2016 года и сегодня тоже – в правительстве с Isamaa и EKRE – исходил из того, что Юри Ратас является премьер-министром всех жителей Эстонии. Я старался изо всех сил хорошо выполнять свою работу.

В обоих правительствах нам удалось претворить в жизнь важные для людей решения. Возьмем пенсионную реформу, возьмем повышение свободного от подоходного налога минимума до 500 евро, возьмем реформу здравоохранения, возьмем очень многие инвестиции. Я всегда работал для того, чтобы всем жителям Эстонии, в Нарве или Таллинне, на Сааремаа или в Пярну, говорящим по-русски или по-эстонски, жилось здесь хорошо и безопасно. Я работал и для того, чтобы наша экономика росла. И если мы посмотрим показатели экономического роста, то они были хороши в последние четыре года. Даже сейчас, в период коронавируса, Банк Эстонии вышел с показателем экономического роста – минус 3,2%, что значительно меньше, чем мы ожидали и боялись. И средний показатель экономического спада в Европе почти в два раза больше, чем у нас.

- Но если посмотреть на количество скандалов в последнее время, то получается, что во втором правительстве вам пришлось гораздо больше напрягаться.

- Да, скандалов хватало, и хватало поводов для беспокойства. Но я всегда публично высказывал коалиционным партнерам, если что-то не соответствовало моей системе ценностей, моим принципам. Да, в последние месяцы в коалиции у нас были очень серьезные кризисы. Но одно я скажу – все три партии, Isamaa, EKRE и Центристская – в этом вызванном коронавирусом кризисе, кризисе здравоохранения и экономики работали как одна команда, работали над тем, чтобы как можно скорее преодолеть этот кризис и как можно существеннее предотвратить распространение вируса.

- Обращает на себя внимание своего рода противостояние между правительством и Таллинном. Весной, во время первой волны коронавируса, мэр Таллинна Михаил Кылварт требовал более жестких ограничений, чем вводило правительство. Осенью, во время второй волны, наоборот: Кылварт говорит о том, что меры правительства слишком жесткие. И если кабинет министров решает отправить всех школьников на дистанционное обучение, то в Таллинне организуют группы продленного дня для начальной школы. Создается впечатление о противостоянии на политическом уровне. Как вы это прокомментируете?

- Уважаемый ведущий, Андрей, стоп, стоп, стоп! Я хочу сказать, что когда у нас весной была вспышка коронавируса и правительство сказало, что нужно открыть спортивные площадки на улице, а Таллинн сказал, что сделает это через неделю или через 10 дней, то это точно не значит, что между государством и Таллинном плохие или какие-то катастрофические. Напротив, сотрудничество Михаила Кылварта и Юри Ратаса очень хорошее, очень рабочее и очень по существу. Возьмем крупные проекты, такие, где город и государство прилагают совместные усилия: приведение в порядок Городского театра, подготовка к приведению в порядок Горхолла, ходатайство о больших инвестициях для Таллиннской больницы из европейского плана перезапуска экономики (я подчеркиваю – ходатайство, поскольку этих денег еще нет), 380 миллионов, чтобы у нас в Таллинне была хорошая больница.

Так что у нас есть много моментов, в которых мы сотрудничаем. Вы приводите в пример ситуацию, когда мы сказали, что школы нужно закрыть. Но правительство сказало также, что можно продолжить индивидуальное обучение, если это необходимо. Таллиннский мэр действительно сказал, что с первого по третий класс, если родителям сложно оставить ребенка дома, нет либо второго родители, либо бабушек и дедушек, тогда таллиннские школы предлагают возможность с первого по третий класс проводить индивидуальное обучение. И я думаю, что это хороший подход. Я хочу сказать также, что правительство Эстонии принимает решения, думая обо всей Эстонии, где у нас 79 самоуправлений. Но с таллиннской мэрией, с таллиннским мэром мы оба работаем для того, чтобы защитить жителей Эстонии и сделать все возможное, чтобы экономика восстановилась как можно быстрее. Мы все понимаем, что более половины эстонской экономики сосредоточено в Харьюмаа и Таллинне.

- Что означали слова Мартина Хельме, что в случае, если парламент не примет решение о проведении референдума по вопросу определения брака, в Эстонии будет работать правительство меньшинства? Как это могло бы выглядеть?

- Во-первых, я определенно не считаю, что референдум о браке – это тема номер один. Она даже не в списке первых тем, которыми я ежедневно занимаюсь. В этом списке коронавирус, защита здоровья населения, экономическая среда. Очень во многом мы фокусируемся на Ида-Вирумаа, Ида-Вирумаа и еще раз Ида-Вирумаа. Поддержка Ида-Вирумаа – мы не оставили и не оставим Ида-Вирумаа в одиночестве в борьбе с коронавирусом, это не проблема Ида-Вирумаа. Что подразумевал под Мартин Хельме – уважаемый ведущий, это вопрос к Мартину. Он должен вам ответить. Правительство выполняет коалиционный договор, но у правительства десятки других тем, которые не связаны с референдумом.

- И все-таки я хочу задать еще несколько вопрос об этом. Законопроект о проведении референдума прошел первое чтение в парламенте. При этом многие наблюдатели сходятся во мнении, что так в ящиках стола на Тоомпеа его и похоронят, потому что к требуемому сроку — 18 января — принять закон не успеют. Каково ваше видение этого вопроса?

- Мне кажется, что СМИ рассматривают этот вопрос несколько иначе, чем политики. Это такой вопрос, на который пора ответить. В том смысле, что если до 18 января второго чтения не состоится, если выяснится, что подано очень много поправок, то этот срок можно перенести. Давайте дождемся прежде всего 30 декабря, когда истекает срок подачи поправок – оппозиция сказала, что она подаст очень много поправок. Честно говоря, я скажу это и здесь, в студии Радио 4: я не думаю, что это очень правильно со стороны оппозиции – предлагать тысячи и тысячи поправок, чтобы затруднить работу Рийгикогу. Это не является хорошим и правильным. Нужно признать, что на сегодняшний день такая обструкция вполне законна, мы можем предложить хоть сто тысяч поправок, но это не было идеей законодателя – затруднить работу Рийгикогу. Ведь, в принципе, можно застопорить работу Рийгикогу на несколько месяцев, на год, зависит от количества поправок, если после рассмотрения каждой поправки брать десятиминутный перерыв.

- В Центристской партии относительное единство по поводу референдума или, как намекали в прессе, центристы подыгрывают оппозиции, чтобы провалить идею проведения референдума?

- Центристская партия собралась для решения очень важных для эстонского общества вопросов. Чтобы успешность, единство и солидарность эстонского общества росли. Чтобы в эстонском обществе замечали всех людей, вне зависимости от того, на каком языке они говорят. Центристская партия объединилась для того, чтобы предложить лучшее в мире образование, чтобы у нас было бесплатное высшее образование. Центристская партия объединилась, чтобы наша налоговая система больше поддерживала тех, кто получает небольшую или среднюю зарплату. Модели семьи – это не то, что является основой единства Центристской партии.

Теперь возвращаюсь к вашему вопросу. Совершенно ясно, что в Центристской партии большинство людей поддерживают брак как традиционный союз между мужчиной и женщиной. Но должен сказать, что в Центристской партии есть и такие политики, которые считают, что модель семьи нужно расширить. Будет ли Центристская партия вмешиваться в активную кампанию? Конечно, нет. У нас нет для этого финансовых возможностей, а главное – это решение каждого отдельно взятого человека. Вопрос, который выносится на референдум, практически идентичен формулировке, которая сегодня есть в законе, что брак – это союз между мужчиной и женщиной.

Что мне лично нравится, это тот брак, который я выбрал, брак с моей женой. У нас четверо отличных детей. Мы состоим в браке. Но Юри Ратас рад и за всех тех жителей Эстонии, которые живут в другой модели семьи. Кто один, кто в свободном браке, женщина с женщиной или мужчина с мужчиной. Я думаю, не нам указывать, как живут люди в своих домах. Главное, что должны обеспечить политики – чтобы люди не чувствовали себя запуганными, дискриминированными, чтобы они были окружены заботой. И это отлично, если в семье царят любовь и доверие, если люди чувствуют себя хорошо друг с другом.

- Тогда тем более непонятно, зачем проводит референдум. К тому же, по словам еврокомиссара по энергетике Кадри Симсон, фракция Европейского парламента "Обновляя Европу", в которую входит и Центристская партия, ожидает от своих членов кампании в поддержку расширения понятия брака. В этой фракции объединены либерально настроенные партии. Как, разделяя либеральные ценности, можно настаивать на определении брака исключительно как союза мужчины и женщины? Вы не видите в этом явного логического противоречия?

- Либеральная партия, которой является Центристская партия, доверяет выбору людей. Как я сказал, есть те члены партии и наши сторонники, кто уверен, что брак должен быть союзом мужчины и женщины. Но все больше и тех членов партии и наших сторонников, которые считают, что понятие брака нужно расширить. Почему этот вопрос вообще поднят? Это очень обоснованный вопрос с вашей стороны. Причина в том, что когда мы начали переговоры по коалиционному договору, то вопрос стоял совсем иначе. Вопрос стоял так, что Закон о совместной жизни необходимо аннулировать. Центристская партия сказала, что мы не согласны аннулировать Закон о совместной жизни.

- Поднималась ли когда-нибудь эта тема в разговорах с европейскими коллегами? О чем говорили?

- Это не совсем соответствует действительности, будто Европа диктует Эстонии, какие решения принимать. Решения в наших собственных руках, в руках народа. Жители Эстонии принимают эти решения, а не Брюссель. Заходила ли об этом речь? Европейская политическая семьи, куда входит Центристская партия, называется ALDE. Сегодня это большая политическая семья "Обновляя Европу", куда входит несколько политических партий. Это очень либеральная семья, которая считает в том числе, что нужно принять акты, позволяющие применять закон о совместной жизни и, конечно, нужно очень серьезно подумать над темой однополых браков. Но это не означает – во всяком случая я надеюсь на это, раз речь идет о либеральной семье, - что если у кого-то другого другие взгляды, то он в эту семью уже не вхож. Я повторюсь, что Центристская партия не будет устраивать кампанию, чтобы менять взгляды людей в одну или иную сторону. У нас и денег то на это нет. Центристская партия доверяет выбору людей.

- Под конец года внимание всей страны было приковано к Ида-Вирумаа. Регион после ужесточения ограничений оказался в незавидном положении. Предприниматели, чей бизнес попал под удар, считают, что государство могло бы помочь в большем объеме. Что вы им ответите?

- Прежде всего я хочу сказать, что Ида-Вирумаа очень важен. Таллинн никогда не бросит Ида-Вирумаа на произвол судьбы. То, что сегодня происходит в Ида-Вирумаа, это не проблема Ида-Вирумаа. Это проблема в том числе Курессааре, Пярту, Тарту, Кярдла и Таллинна. Это проблема всей Эстонии. Мы все, действуя вместе, победим этот вирус. Мы справимся! Это то, что я хочу сказать. Мы справимся. Но нам еще нужно напрячься ради этого. Это как на спортивной дистанции – мы уже на финишной прямой, но еще не пересекли финишную черту. Нам еще нужно прилагать усилия, и серьезные: соблюдать дистанцию, избегать контактов, носить маску, дезинфицировать руки. Это все очень важно для того, чтобы справиться с вирусом.

Мы работаем каждый день над тем, чтобы поддержать Ида-Вирумаа. 10 декабря мы приняли решение ввести определенные ограничения. Например, на три недели закрыли в Ида-Вирумаа спа, гостиницы, рестораны, оставив возможность продавать еду на вынос. Достаточно серьезные ограничения коснулись культуры, спорта и деятельности по интересам. На днях правительство решило, что 2,8 миллиона пойдет на компенсации. Мы хотим дать этим предприятиям, этим организациям веру в то, что если мы переживем эти недели, то они смогут продолжить свою экономическую деятельность. Чтобы поддержать и занятость. В борьбе с коронавирусом мы должны также всегда считаться с экономикой, с тем, что экономика должна функционировать, и с занятостью.

- Сумма, которую вы назвали, по мнению предпринимателей, недостаточная. Вы считаете иначе? Или просто не было других возможностей?

- Всегда можно сказать, что решение принято слишком поздно или сумма слишком мала. Я смотрел статистику Министерства экономики и коммуникаций. Оборот этих предприятий в декабре 2019 года был 2,77 миллиона евро. Сегодня мы даем предприятиям 2,1 миллиона. И, как мы знаем, в первые 10-11 дней декабря они могли работать. Конечно, сегодня этот рынок не тот, что год назад. Границы закрыты. Туристов, например из России, так много не приезжает или не приезжает вообще. Конечно, экономические показатели падают, но эта поддержка – 2,1 миллиона предприятиям и еще около 700 000 деятельности по интересам, культуры и спорту – она пропорциональна, позволяет пережить эти недели.

Речь идет только об одном решении. На самом деле в Ида-Вирумаа мы инвестируем больше. Инвестируем через программу перезапуска экономики, где есть Фонд справедливого перехода, почти 340 миллионов евро. Из собственного бюджета Эстонии в Ида-Вирумаа делается достаточно много крупных инвестиций. Так что это важная поддержка и важно также применить эти деньги так, чтобы они получили эти средства в как можно большем объеме еще в этом году.

- В связи с Ида-Вирумаа хочется затронуть и тему справедливого перехода. 340 миллионов евро, распланированные на многие годы, очень большой суммой не кажутся, тем более в сравнении с теми деньгами, которые до сих пор приносила переработка сланца. Это все, на что может рассчитывать регион?

- Нам следует учитывать, что Фонд справедливого перехода является одной частью пакета субсидий, которые Европейский союз предлагает в виде "Программы экономического рестарта". Он предусматривает Эстонии поддержку в сумме 340 миллионов евро. Основным регионом использования его средств станет Ида-Вирумаа. К нему, в случае успешного завершения переговоров, могут добавиться Ляэне-Вирумаа и Пыхья-Йыгевамаа. Большая же часть средств, естественно, будет вложена в Ида-Вирумаа.

Но это не все. Как я уже сказал, инвестиции предусмотрены и в государственном бюджете. Государство намерено инвестировать в спортивные и культурные проекты, работу спасательных служб и полиции, строительство дорог и поддержку местных самоуправлений. Назову некоторые спортивные проекты, осуществление которых поддержит государство: стадион в Силламяэ, футбольный холл в Йыхви, спорткомплекс в Кохтла-Ярве. Подобных примеров того, что государство оказывает дополнительную поддержку, еще очень много.

Крайне важно в рассуждениях о том, что объемы добычи и использования сланца должны уменьшиться, думать о еще более существенном вопросе: о том, что придет на замену этой сфере деятельности. На сегодняшний день проведено много работы, в том числе на уровне правительственной комиссии по экономическому развитию, с целью найти новые инвестиции и предприятия, которые могли бы создать в Ида-Вирумаа сотни рабочих мест в других, несвязанных со сланцем сферах. При этом мы знаем, что в Ида-Вирумаа работают очень образованные и крайне опытные специалисты, работа которых хорошо оплачивается. Например, инженеры и добытчики – нам следует работа у них очень сложная и зарплата выше средней по Эстонии.

- Вы уже упомянули, что часть средств из Фонда справедливого перехода планируется направить еще в два уезда, а также отметили, что Еврокомиссия не считает это разумным. Почему все деньги в полном объеме не могут дойти до Ида-Вирумаа?

- Говоря о реформах в энергетической промышленности, следует учитывать, что часть изменений может коснуться некоторых регионов в уездах Ляэне-Вирумаа или Пыхья-Йыгевамаа. Как известно, до административной реформы границы уезда Ида-Вирумаа были шире. Например, Азери сейчас располагается на территории Ляэне-Вирумаа, а ранее поселок входил в состав Ида-Вирумаа.

Подчеркну, что переговоры еще лишь ведутся, и как они завершатся, говорить пока рано. При этом ясно, что основным регионом использования фонда будет, безусловно, Ида-Вирумаа.

- А есть ли четкое представление, на что именно потратить деньги? Над вопросом ломали голову более полугода, опрашивали местных жителей, формировали комиссии, проводили семинары. Какое решение принято?

- Если вас интересует, на что именно планируется направить средства из Фонда справедливого перехода, то их большая часть будет инвестирована в предпринимательство – поддержу развития экономики и предприятий, чтобы в регионе хватало рабочих мест, а на столах его жителей был хлеб. Вторым направлением инвестиций, определенных на сегодня, будут культура и местные самоуправления. К ним добавится поддержка обновления отопительной системы и развития железнодорожного сообщения. Также инвестиции в систему здравоохранения. Сейчас ведутся переговоры, можем ли мы использовать средства из Фонда справедливого перехода на строительство новой Нарвской больницы, которое предполагает инвестицию в сумме 35 миллионов евро.

- Дайте свою оценку происходящему в Нарве, где вышедшие в прошлом году из рядов Центристской партии политики снова хотят вступить в нее, и тем самым центристы могут вернуть единоличную власть в городе?

- Если говорить о Нарве и Центристской партии, то, как известно, мы лишились власти более года тому назад. Такова и нынешняя ситуация. Я, будучи председателем Центристской партии, конечно же, работаю во имя того, чтобы было сделано все возможное для восстановления нашей позиции в городе по результатам местных выборов, которые пройдут 17 октября следующего года. Ведь сторонников политики и политиков Центристской партии в Нарве по-прежнему много.

На мой взгляд, образовавшийся в городской власти вакуум плох. В том числе потому, что в городе очень активно распространяется коронавирус. Надеюсь, что ближайшие недели принесут желаемое решение – у города появится новый мер, у горсобрания новый председатель, управление городом стабилизируется. Так что, надеюсь, городское собрание примет все необходимые решения.

Интересы Центристской партии сводятся к тому, чтобы наша позиция в городе восстановилась. Хороший потенциал у нас для этого имеется.

- Вы сказали, что Нарва получит нового мэра, но ведь Алексей Евграфов, отправленный в отставку, вступив в партию, может снова стать мэром. Как вы к этому относитесь?

- Во-первых, по моим данным, бывший мэр Нарвы Евграфов никогда не состоял в Центристской партии. Что же касается желания нарвитян вступить в нашу партию, то оно лишь приветствуется. Поэтому и я призываю всех жителей Нарвы, кто желает принять в политике активное участие, обязательно взвесить возможность вступления в партию. Выбор каждый человек должен сделать сам. Я, конечно же, не могу не посоветовать ознакомиться с программой и принципами Центристской партии. По мне, вступление в нашу партию – лучший выбор.

Если же говорить о тех, кто вновь желает присоединиться к Центристской партии, то им, как и всем другим желающим, следует учесть, что для этого нужно: рекомендации от двух нынешних членов партии, затем одобрение со стороны регионального правления партии и потом утверждение со стороны главного правления партии. Конкретные заявления будут рассмотрены на ближайшем заседании партийного правления. Его дату уточнит генеральный секретарь – он только что завершил изоляцию, обязательную для близконтактного. Насколько мне известно, за время его отсутствия накопились десятки заявлений жителей Нарвы и Ида-Вирумаа о вступлении в нашу партию.

- Многие не поняли решения правительства закрыть отели и спа, но оставить открытыми для посещения церкви. Если добавить сюда солидные денежные вложения в различные организации религиозного направления, то возникает вопрос об особом отношении нынешней власти к вопросам веры. Лидер Партии реформ Кая Каллас в интервью Радио 4 сказала, что складывается ощущение, будто мы движемся в сторону возникновения государственной церкви, и она считает это поводом для беспокойства. Что вы ответите ей и тем, кто усматривает те же опасности?

- Я прошу прощения у радиослушателей, но сказанное Каей Каллас – ложь. Утверждение, что в Эстонии воссоздается государственная церковь, ни коим образом не соответствует действительности. Что это за разговор? Откуда он взялся? Это ложь! Он недопустим сейчас и впредь.

Почему мы поддерживаем церковь? Во-первых, сейчас всем приходится непросто. Также декабрь – важнейший месяц для всех христиан. Более того, для очень многих жителей Эстонии вера и церковные обряды являются важной составляющей повседневной жизни. Поэтому при условии, что в церквях соблюдаются все правила и создаются все условия, предотвращающие распространение коронавируса, то их посещение нельзя не разрешить. В число правил входят правило "2+2", 50-процентная заполняемость и использование дезинфицирующих средств, а среди условий – просторные помещения с хорошей вентиляцией. Если же кого-то интересует, кто предложил правительству не закрывать в нынешней ситуации церкви, то отвечу: его сделал я.

Важно затронуть и возникшее противостояние. Например, социал-демократы возмущаются, почему церкви и клубы по-прежнему открыты, а вот школы закрыты. Как известно, сейчас ресторанам и клубам разрешено работать до 22 часов, да и каждый день жители Эстонии в них не ходят. Работа школ была приостановлена на семь дней, всего на семь дней ранее запланированного. При этом же было решено, что в новом году обучение продолжится в обычном порядке, если правительство не посчитаем нужным принять другое решение.

- Вы считаете, что религия настолько важна для жителей Эстонии, ведь нашу страну называют одной из самых атеистичных стран Европы?

- На мой взгляд, Эстония – страна, где на протяжении долгих лет преобладают и развиваются каноны, присущие христианской церкви. Вера, как и выражающие ее традиции, близки и важны очень многим жителям. В нашей стране действуют разные конфессии и приходы. Но при этом не было и нет оснований, чтобы утверждать, что в Эстонии якобы формируется государственная церковь. Это ложь. Государство и церковь были, а также будут двумя разными институтами. В то же время важно и будет важным сотрудничество, в результате которого жители Эстонии могут найти и получить духовную поддержку, которая важна для душевного здоровья и полноценного благополучия.

При этом, как я уже пояснил в ответе на предыдущий вопрос, сейчас крайне важно, чтобы церковные приходы и посетители церквей соблюдали четкие правила, установленные для защиты здоровья людей.

- Год прошел под знаком двух реформ, аптечной и пенсионной. За обе правительство сильно критиковали, но обе претворены в жизнь. Правда, сегодня можно говорить о результатах только первой из них, что принесет реформа второй пенсионной ступени — мы еще не знаем. Вы довольны тем, как все сложилось?

- Говоря о реформе второй пенсионной ступени, следует отметить, что Центристская партия была против ее ликвидации, но была согласна с тем, что жители смогут сами решать, присоединяться ли к ней. Те дебаты, которые развернулись по инициативе президента и дошли вплоть до Государственного суда, показали, что изменения, предложенные парламентом, корректны как в правовом, так и законодательном понимании. Я благодарен за них – теперь мы с еще большей уверенностью можем полагать, что предпринятая реформа – правильная. Она расширила наши возможности решать, как обеспечить достойную пенсию по старости. Согласно нововведениям, мы можем выйти из второй ступени и снова присоединиться к ней, а можем и сами инвестировать накопившиеся средства. Мой совет – делать все связанные с пенсией решения максимально продумано и взвешено.

Что же касается аптечной реформы, то сегодня давать окончательные оценки еще рано. Реформа была направлена на то, чтобы цены на лекарства снизились и конкуренция стала более прозрачной. Это займет время – роль провизоров выросла, и они стали владельцами аптек. С одной стороны, теперь нужно подвести к тому, чтобы цены на лекарства снизились. С другой стороны, следует достичь того, чтобы консультации провизора стали доступнее и качественнее. Ведь, в общей сложности, все нацелено на то, чтобы мы прожили как можно дольше здоровыми. Для этого важны все аспекты поддержания здорового духа в здоровом теле, как, например, сон. Но в определенный момент важной становится и доступность медикаментов, в том числе по стоимости.

- Год был очень непростым и говорить о минусах можно бесконечно. Но завершить хотелось бы на позитивной ноте. А какой главный плюс 2020-го для Эстонии вы бы назвали и почему?

- На мой взгляд, основной плюс – те уроки, которые мы извлекли их борьбы с коронавирусом. Например, теперь мы видим и в ежедневной жизни, насколько важна деятельность по развитию науки. В борьбе с коронавирусом мы на каждом шагу советуемся с профессорами и экспертами, а также руководствуемся их мнениями и пользуемся их решениями. На этом фоне решение увеличить финансирование науки и деятельности по развитию до 1% от ВВП является крайне важным и позитивным шагом вперед.

Также много позитивного произошло в области окружающей среды и сфере климатических изменений. В уходящем году принято много значительных решений, в том числе на уровне Европейского союза, чтобы среда, в которой мы живем, улучшалась.

Еще нынешний год стал годом дигитальной культуры. В самом широком смысле. Уроки и совещания проходят в онлайн-режиме посредством веб-платформ, таких как Zoom, Skype, Whatsapp. Там же, на различных веб-каналах, мы стали встречаться и с друзьями. Тем самым нам довелось много учиться.

Наравне с этим мы показали, насколько внимательными друг к другу и сплоченным обществом мы способны быть. Сотрудничество и единство, которые проявились в противостоянии коронавирусу, задали тон всему году.

Для тех радиослушателей, которым по душе авторалли, можно назвать год годом ралли. Ведь в Эстонии впервые прошел официальный этап Кубка мира. Более того, его победителями стали наши соотечественники Отт Тянак и Мартин Ярвеоя.

Если подумать еще, то в число плюсов года можно внести и три с половиной месяца, в течение которых наши школы проработали этой осенью, невзирая на продолжающееся распространение коронавируса.

Но, безусловно, уходящий год был годом, который шокировал нас коронавирусом. Сегодня мы уже считаем не дни, а часы, когда начнем использовать вакцину. Тем самым у нас появилась реальная надежда на то, что следующая осень наступит уже по-новому. Что благодаря вакцине спокойнее будут и следующие праздники. В дополнение к этому: нынешний кризис привел нас к существенным реформам и большим инвестициям во многих других областях. Например, в дигитальных технологиях, окружающей среде и медицине.

Я желаю всем спокойных праздников и крепкого здоровья. Пусть новый год принесет нам уверенность, а все надежды сбудутся!

ERR

Узнавайте новости первыми!
Канал в Telegram Наш канал в Telegram Подписаться в WhatsApp Подписаться в WhatsApp

Оцените новость

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...

Читайте также